Новости цивилизации

Об искусственном интеллекте без хайпа


В декабре минувшего года состоялась очередная конференция «Интеллектуализация обработки информации», председатель оргкомитета которой является Юрий Журавлев, а одним из сопредседателей программного комитета — Константин Рудаков, тоже посвященная темам, которые обычно называются искусственным интеллектом. Мы встретились с ученым секретарем оргкомитета конференции, исполнительным директором компании «Антиплагиат» Юрием Чеховичем (На фото), чтобы узнать какие темы находятся в центре внимания ученых. Но начали с вопроса о том, почему в названии этой конференции, и в представленных докладах отсутствуют слова «искусственный интеллект», хотя сейчас это хайповое словосочетание, и все, кто хочет произвести впечатление на публику, его использует. Хотя тематика докладов соответствующая.
Исполнительный директор компании «Антиплагиат», ученый секретарь оргкомитета конференции «Интеллектуализация обработки информации» Юрий Чехович
— Дело в том, что эта конференция была придумана в 1989 году, а тогда, конечно, слова «искусственный интеллект» были, но этой хайповости в них на тот момент еще не было. Если говорить о существующем названии, то, конечно, мы занимаемся обработкой информации, но не любой обработкой, а умной, интеллектуальной. Так и получилась «Интеллектуализация обработки информации». Кстати, английское название, которое возникло сильно позже, звучит чуть более хайпово: Intellectual Data Processing.
— Но и в докладах слова «искусственный интеллект» не употребляются…
— Потому что в нашей среде называть сейчас что-то искусственным интеллектом — это какое-то привнесение лишней пафосности. Это было бы примерно так же, как часто повторять слово «математика»: нет нужды друг перед другом повторять, что мы математики. Думаю, аналогично обстоят дела и в других профессиональных областях: вряд ли онкологи на своих конференциях очень часто произносят «лекарство от рака».
— Другие, наоборот, используют их именно для соответствующего пафоса.
— Потому что им нужен хайп, им нужны просмотры. Но я сейчас гораздо спокойнее отношусь к тому, что слова «искусственный интеллект» используются налево и направо, часто не по делу. А почему? Все-таки это популяризация. Может, благодаря этому молодежь, студенты и выпускники технических вузов, хочет заниматься нашей областью. Это способствует притоку кадров. Но есть, правда, и нежелательный побочный эффект: и у этой молодежи, и у всего общества возникают завышенные ожидания. Многие ждут, что искусственный интеллект решит все проблемы, и скорее всего удивятся, когда этого не произойдет. А не произойдет совершенно точно.
— Как бы вы сформулировали основные темы и направления работы конференции?
— В первую очередь это то, что посвящено нейронным сетям и глубокому обучению. Много докладов было посвящено традиционной тематике, связанной с изображением. Было несколько докладов по звуку и речи. Как всегда была стабильная доля докладов, связанных с эффективностью алгоритмов. Много было по медицине. Медицина — это большой постановщик задач для нашей области. Были доклады, связанные с элементами математического моделирования и с классическими алгоритмическими задачами, такими как «коммивояжер» и «рюкзак». Была секция по текстам, тоже довольно представительная. Был, как обычно, класс докладов вида «я придумал еще один алгоритм». В принципе, таких вещей сейчас меньше. Все-таки все уже понимают, что такого рода вещи нужно подкреплять очень серьезно, и в чистом виде подобных докладов было не очень много.
— Понимая условность слов «искусственный интеллект», как бы вы его все-таки определили в безхайповых терминах?
— В безхайповых это алгоритмы информационного моделирования. То есть когда на входе есть такой-то набор данных, может быть колоссальный и очень большой, а на выходе есть тоже некий информационный результат. Допустим, на входе у нас фотография или набор фотографий человека, который смотрит в видеокамеру своего телефона, а на выходе система впускает его в приложение или не впускает. Или на входе аудиопоток диктофона, а на выходе — текст.
Или, например, управление транспортными средствами. На входе очень много данных, а на выходе-то, по большому счету, тоже достаточно простой результат: разогнаться, затормозить, сохранить скорость, налево, направо, прямо — хотя понятно, что там все тоньше: углы поворота важны, важны усилия. Но в информационном смысле это все равно очень простые данные. А для обывателей это чудо, потому что машина едет сама. На самом деле она просто в секунду решает огромное количество задач анализа данных, собираемых со всех датчиков, которые у машины есть. И, соответственно, там решается куча вопросов безопасности, и очень желательна предиктивная аналитика, то есть хорошо понять, как это делает опытный водитель, что может произойти в ближайшую секунду или несколько. Когда, например, водитель едет по узкой улице и видит идущего пешехода, он понимает, что пешеход может резко дернуться, и поэтому нужно ехать медленнее или чуть в сторону взять. Если такие вещи будет делать беспилотный автомобиль, то, с точки зрения обывателя, конечно, машиной управляет искусственный интеллект. А с точки зрения машинного обучения это хороший набор задач, которые нужно решать с хорошим качеством. Потому что ошибки здесь могут очень дорого обойтись. То есть, если безхайпово, то это потоковое решение задач машинного обучения и анализа данных. Получили новые данные — быстро посчитали новое решение, и так постоянно. Вот что такое сейчас искусственный интеллект. Согласитесь, с фантазиями немного не совпадает.
Полный текст интервью опубликован здесь СТИМУЛ
Технологии Общество
Made on
Tilda